O tempora! O mores!

В средние века были нередки случаи судебных процессов над животными, что отражало взгляд общества на животных как на демонические существа. Суды проходили по всем «людским правилам» — следствие, допросы, очные ставки. Если животина признавалась опасной для общества, ее помещали в тюрьму и утверждали бюджет на ее содержание. Как расходовалась смета — история умалчивает, но эта уже совсем другая история.

Обвиняемыми могли стать любые животные — от крупного домашнего скота до гусениц и майских жуков. Домашних животных, как правило, судили за безнравственность и колдовство, а диких за вредительство могли отлучить от церкви или предписать покинуть территорию страны.

 

Лучше через 500 лет, чем никогда?

В 1474 году в швейцарском городе Базеле состоялся курьезный судебный процесс: петух, снесший яйцо, был обвинен в колдовстве. Обвинение заявило, что петушиные яйца высоко ценятся колдунами за их магическую силу и, следовательно, эта птица является орудием дьявола.

В 1974 году была исправлена судебная ошибка, совершенная этим же судом 500 лет назад. Ни в чем неповинный петух, павший жертвой инквизиции, был оправдан судом благодаря выводам французского ученого, который доказал, что птица, болеющая инфекционным заболеванием, может непроизвольно поменять пол.

Да здравствует наука! Как говорится, грамоте учиться — всегда пригодится, а птичку жалко.

 

Том и Джери. Ледниковый период

Да уж, правосудие над животными вершилось всерьез. На процессах, как положено, обвинители обвиняли, защитники защищали. Самый знаменитый из таких защитников – Бартоломе Шассене, юрист, бургундец (1480–1546), который впоследствии прославился на всю страну именно судебной защитой животных.          Его блеск при исполнении адвокатского долга восхищает.

Так, в 1522 году во Франции расплодились полчища мышей, которые слишком докучали людям. За поедание запасов на вредных грызунов подали в суд, защитником был назначен адвокат Бартоломе-Шассене.

Прежде всего он объяснил, почему его подзащитные не явились в суд сами: они о нём не знают, поскольку не получили вызова! Что ж – судья потребовал, чтобы глашатаи обошли город, объявляя мышам о процессе. Мыши, однако, снова не явились. Шассене заявил: а что вы хотите? Глашатаев-то слышали не только мыши, но и коты! Которые сейчас сидят в засадах – а мои подзащитные боятся выйти на улицу. А может, среди них есть невиновные, которые никогда не вредили людям, поэтому нужно доказывать вину каждого отдельного грызуна. Судья долго думал и был вынужден признать, что это невозможно. Дело прекратили за неявкой одной из сторон.

 

Сохраняя положительное отношение к жизни, можно быть счастливым даже в самых неблагоприятных условиях

Справедливо заметить, что правовые абсурды характерны для всех времен и народов. И важно не то, что представляют собой те или иные ценности и нормативы в реальности, а то – насколько наши действия способны влиять на бесконфликтное существование в обществе, когда право воспринимается не только с юридической, но и с нравственной точки зрения.

 

 

Максим Пенцов, ЮРИДИЧЕСКОЕ ТОВАРИЩЕСТВО «СУДЕБНИКЪ»

www.sudebnik-spb.ru  телефон 655-60-61